?

Log in

No account? Create an account

Март, 10, 2011

                              После просмотра фильмов о военных операторах.
                                                          (постскриптум).



Клуб «Окно в Россию. Связь времен»  показал док.фильмы о военных операторах.  Картину Игоря Григорьева  «Илья Гутман. Человек войны и мира»,  и фильм его ученика, молодого режиссера Константина Смирнова  «Пазл грустного стрингера», сделанный им ещё в период обучения во ВГИКе.  Тем интереснее было объединить их в одной программе, и послушать (на обсуждении), как такое сопоставление воспримет разновозрастная публика.   Объединили и послушали. 

………………………………………………………………………………………….........................

 По большому счёту документальное кино – это фильм-портрет.  Почти всегда.  Если есть «герой»,  за которым с интересом наблюдаешь и сопереживаешь его существованию в кадре – не очень важно в какой жанр «укутал» его пытливый  режиссёр.  Куда интереснее техника,  которой пишется тот или иной образ. 
                 Картину  И.Григорьева «пишут» друзья и коллеги оператора. Персонажи фильма своими воспоминаниями выкладывают пазл об уже ушедшем человеке.  В результате перед зрителем - отраженный образ героя, разумеется, подкреплённый его собственными кадрами.
                 Герой  К.Смирнова, стрингер Михаэль, сам выкладывает свой пазл.  Режиссёр же, наблюдая за этим,  рисует портрет кинематографическими средствами, в частности монтажом.  Сопоставляя быт журналиста (ванна, пляж, ролики с лидером ЛДПР на YouTube) и его работу (острая ситуация на блокпосту в Палестинской автономии,  слежка неизвестной машины,  выстрелы отдалённые и не очень), - автор убедительно рисует образ человека живущего в режиме «если завтра война» на этих арабо-израильских горках. 

 

Немало зрителей, присутствовавших на просмотре (в том числе и молодое поколение), оценило Михаэля как довольно циничного, склонного к самолюбованию героя. К тому же активно использующего  русский устный в своей речи,  что, конечно же, не «комильфо».                 Справедливо.  Я тоже против мата в кино, причём против категорически. Считаю, что в 95% его использование – это авторская профнепригодность и творческая немощь.  Но тут – с фильмом К.Смирнова – дело  вот в чём: «главное за матом увидеть забор»(Ю. Алешковский).  А забор здесь есть. Он выстроен. Выстроен кинематографически.   Увидев какой жизнью живёт герой, я был бы в сильном недоверии к подлинности предъявленного мне портрета, услышав приглаженную речь героя.   Скажу больше – фестивальный вариант фильма(без запикиваний),  - я считаю сильнее.  И в этом смысле примечательно, что фильм И. Григорьева частью публики был воспринят как образец истинного патриотизма и фронтовой киноправды.  Да… Великая сила кино, Ленин знал о чём говорил... И сколько бы Игорь Андреевич не рассказывал после просмотра о подлинных эмоциях идущих на смерть людей, и о том что Михаэль Шмидт  и Константин Смирнов это не циничное новое поколение, а всего лишь журналист и режиссёр в отсутствии особистов из СМЕРШ и военной цензуры – зритель верит тому, что на экране.  Война, где  в атаку ходили с «отборным трёхэтажным», благодаря фильмам из золотого фонда нашего кино до сих пор многими воспринимается  через призму патетических лозунгов и пропаганды.

Как всё-таки по-разному зрители воспринимает один и тот же фильм.  «Вот мы видим героя довольно много по времени то в кровати, то нежащегося в ванне… Это мешает воспринимать его серьёзно»(фильм «Пазл грустного стрингера»), - говорят молодые ребята.  Всё Правильно. Они считывают частное без сопоставления его с остальным, что и даёт целое.  И потому ускользает от внимания начало кадра с пробуждением Михаэля,  когда он вздрагивает как от электрического разряда.  И понятно, что такое пробуждение для него скорее норма.  И монолог о вертолёте, сочетающий курортную вальяжность туриста и цинизм профессионала – это лишнее напоминание о том пограничном состоянии, в котором журналист находится 24 часа в сутки. 

И ещё о цинизме.

В первой редакции фильм назывался «Почему человеку грустно…» И мне думается, перемена названия не пошла картине на пользу. В том смысле, что в фильме, (как и в человеке) всё должно быть прекрасно.   И название в том числе.  «Почему человеку грустно…» - прекрасное название, хотя бы потому, что избавляет автора от оригинального вопроса: «О чём кино?»  Тут ведь, как вы яхту назовёте… Смотря картину и держа в голове её название, вопросы о самолюбовании героя, возможно, отпали бы сами собой.  Во всяком случае вопрос: «почему у человека грустное… лицо».
               Кстати о лицах.  Странно, что в обсуждении никак не отметили монтажные вставки выступлений известного политика.  Большой соблазн оценить их как эмоциональную разрядку для зрителя, чтобы не заскучал. Тем паче, для героя это тоже своего рода отдушина. Но не кажется ли Вам, уважаемые зрители, что если и есть в этом фильме циничный персонаж, то это герой роликов на YouTube?

……………………………………………………………………………………

Надеюсь, подобные парные показы будут продолжены. Спасибо, что ходите к нам.

Эковидеофильм - ekovideofilm.ru